Иоганн Адольф Хассе | Кантата "La gelosia"

 

Johann Adolph Hasse (1699 – 1783)
               La gelosia
     Cantata (Vienna, 1762)

 

 


Libretto: Pietro Metastasio (1698 – 1782)

 

 

 


La gelosia

 

Recitativo:

Perdono, amata Nice,
bella Nice, perdono. A torto, è vero,
dissi che infida sei:
detesto i miei sospetti, i dubbi miei.
Mai più della tua fede,
mai più non temerò. Per que’ bei labbri
lo giuro, o mio tesoro,
in cui del mio destin le leggi adoro.

 

Aria:

Bei labbri, che Amore
formò per suo nido,
non ho più timore,
vi credo, mi fido;
giuraste d’amarmi:
mi basta così.


Se torno a lagnarmi
che Nice m’offenda,
per me più non splenda
la luce del dì.

 

Recitativo:

Son reo, non mi difendo:
puniscimi, se vuoi. Pur qualche scusa
merita il mio timor. Tirsi t’adora;
io lo so, tu lo sai. Seco in disparte
ragionando ti trovo: al venir mio
tu vermiglia diventi,
ei pallido si fa; confusi entrambi
mendicate gli accenti; egli furtivo
ti guarda, e tu sorridi... Ah quel sorriso,
quel rossore improvviso
so che vuol dir! La prima volta appunto
ch’io d’amor ti parlai, così arrossisti,
sorridesti così, Nice crudele.
Ed io mi lagno a torto?
E tu non mi tradisci? Infida! ingrata!
barbara!.. Ahimè! Giurai fidarmi, ed ecco
ritorno a dubitar. Pietà, mio bene.
Son folle: in van giurai; ma pensa al fine
che amor mi rende insano,
che il primo non son io che giuri in vano.

 


Aria:

Giura il nocchier, che al mare
non presterà più fede,
ma, se tranquillo il vede,
corre di nuovo al mar.


Di non trattar più l’armi
giura il guerrier tal volta,
ma, se una tromba ascolta,
già non si sa frenar.

 


* * *

 

Иоганн Адольф Хассе (1699 - 1783)
                La gelosia ("Ревность")
     Кантата (Вена, 1762)

 

 

Либретто: Пьетро Метастазио (1698 – 1782)

 

 

 


La gelosia ("Ревность")

 


Речитатив:

Прости, возлюбленная Ника!
Прекрасная Ника, прости! Несправедливо, это верно,
несправедливо я обвинил тебя в том, что ты неверна мне.
Я ненавижу свои подозрения, свои сомнения.
В твоей верности больше никогда,
больше никогда не усомнюсь.
Я клянусь в этом, о мое сокровище,
твоими прекрасными устами, которые я чту, как волю своей судьбы!

 

Ария:

Прекрасные уста, которые Амур
создал для своего обитания,
больше у меня нет опасений,
я убежден, я верю вам!
Вы клялись любить меня,
и мне этого довольно!


Если я вновь начну сетовать,
что Ника мне неверна,
пусть больше не сияет для меня
дневной свет!

 

Речитатив:

Я виноват, я не оправдываю себя.
Накажи меня, если хочешь! Но все же
мои опасения заслуживают некоторого извинения. Тирсис обожает тебя;
я это знаю, ты это знаешь. Я видел, как ты в стороне
разговаривала с ним. При моем приближении
ты покраснела,
он побледнел. В смущении вы оба
не могли найти слов. Он украдкой
смотрел на тебя, а ты улыбалась... Ах, я знаю, о чем говорят
эта улыбка, этот внезапный румянец!
Когда я впервые
заговорил с тобою о своей любви, ты в точности также покраснела,
также улыбалась, жестокая Ника!
Что же, неужели мои жалобы несправедливы?
И ты не предала меня? Неверная! Неблагодарная!
Безжалостная!.. Увы! Я поклялся верить тебе, но вот,
снова сомневаюсь! Умоляю, сжалься, любовь моя!
Я безумен; тщетна оказалась моя клятва. Но прошу, подумай,
что это от любви я стал безумен,
что я не первый, кто поклялся напрасно!

 


Ария:

Клянется кормчий, что морю
больше никогда не доверится,
но когда видит, что оно успокоилось,
вновь торопится в плавание.


Больше не вступать в битву
клянется порою воин,
но когда слышит звук военной трубы,
не может удержаться.

 

 

 

Translation: © 2015 E. M. Skiter.
© 2015 Е. М. Скитер, перевод.

При использовании материалов сайта ссылка на www.ariebarocche.umi.ru обязательна.